Chocolate Frogs

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chocolate Frogs » 1999 г. » Случайная встреча


Случайная встреча

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Название истории:
Случайная встреча
Герои:
Джинни Поттер, Теодор Нотт
Дата и место:
Аврорат, июнь 1999 года
Предисловие:
Иногда линии судьбы изгибаются так странно, что невозможно предугадать, где и с кем они сведут тебя.

0

2

Наверное, это было неправильно, но в аврорате Джинни ориентировалась, как дома. Он частенько забегала сюда к Гарри, так что уже не только успела запомнить коридоры и расположение кабинетов, что могла бы ходить с закрытыми глазами, но и примелькалась. С кем-то из авроров она была знакома лично, кто-то просто улыбался ей и кивал в знак приветствия потому, что часто видел.
   Июнь выдался довольно теплым. Воздух прогревался почти до 68 градусов, а дождей не было уже неделю. Джинни улыбалась солнцу, улыбалась легкому ветерку, едва ощутимо касавшемуся яркой зелени, улыбалась случайным прохожим и пребывала в удивительно хорошем настроении. Именно это, наверное, и сподвигло её купить в крошечной маггловской кондитерской свежайших круассанов с шоколадом и яблочным джемом и отправиться в аврорат в надежде, что Гарри не окажется на каком-нибудь очередном задании и сумеет выкроить полчаса на небольшой ланч.
   Увы, но на местах оказались все, кто угодно, только не аврор Поттер. С сожалением вздохнув, Джинни угостила круассанами его коллегу, который и сообщил о том, что Гарри отсутствует. Получив от проголодавшегося мужчины самую горячую и пламенную благодарность, девушка отправилась обратно. Раз уж планы сорвались, нужно было перестраиваться – волшебница решила, что купить кофе где-нибудь поблизости и отправится в маггловский парк. Забавно, но сейчас она стала больше понимать отца, который, сколько Джинни себя помнила, интересовался маггловским бытом и всякими штучками. С магической Англией не сравнить, но все же весьма и весьма любопытно за счет непривычности.
   Круассаны, которые были еще горячими, когда любезная леди запаковывала их в бумажный пакет на вынос, постепенно остывали, что не могло не огорчать. Джинни пришлось ускорить шаг, чтобы успеть за кофе, пока потрясающе пахнущая выпечка оставалась еще хотя бы теплой. За всей этой суетой от внимания девушки как-то ускользнуло, что было бы неплохо следить не только за круассанами и мелькающими перед глазами мысками собственных туфель, но и за дорогой. Знание коридоров еще не означает того, что они будут пустовать и ты не налетишь на кого-нибудь, замечтавшись, как это вышло с Джинни.
   - О, простите! - девушка подняла глаза и виновато улыбнулась.

+1

3

Стажировка в аврорате - занимательный период. Ты, вроде бы, выполняешь всю бумажную работу за себя и своего куратора, вроде бы ежедневно зубришь кождексы, должностные инструкции, пропадаешь в тренировочных залах. И в то же время ты вроде как никто. Стажер. Недоаврор. Нотт не привык быть никем, и, пожалуй, эта часть стажировки давалась сложнее всего. К тому, что на тебя может вылететь из-за угла кто-то и даже не заметить, приходилось привыкать. Как бы то ни было, сегодня столкновение закончилось явно не в пользу нападавшего, и даже не вничью: девушка вскрикнула и отлетела достаточно далеко, у нее была совсем не та весовая категория. Теодор только успел подъватить ее под локоть, чтобы она не растянулась прямо посреди министерского коридора, и тогда только заметил на форменной мантии отпечаток, оставленный девушкой на память о встрече.
- Шоколад... - ну ладно, с этим можно разобраться позже. Хотя бытовые заклинания никогда не были коньком Нотта. - Не страшно, я как раз собирался сбежать на перерыв. Считайте, дали мне повод.
Так себе повод. Начальство за грязную форму по голове, конечно, не погладит, но скорее оставит на внеочередное ночнопе дежурство, чем с миром отпустит домой. Впрочем, это были его проблемы, которые не касались влетевшую в него посетительницу. Теодор собирался отпустить ее руку, но наконец поднял взгляд и с удивлением констатировал.
- А я тебя знаю. Ты - Уизли.
То еще открытие. Их все знали, героев войны. Особенно их знали те, кому пришлось учиться с ними бок о бок. И слизеринцы - лучше, чем кто-то другой. Да, сколько бы ни прошло времени с того неприятного инцидента в Отделе Тайн, сложно забыть и его, и всех его участников. Вообще забывать довольно сложно, странно, что раньше никто не упоминал об этом.
- Теодор Нотт, я на год тебя старше, слизеринец. Пересекались. В школе.
Это на всякий случай, чтобы Уизли не решила, что он просто внимательно читал газеты, восхваляющие на разные лады всю компанию Поттера. Нет, он их не читал. Сначала не было никакого желания, а теперь вот времени.Да и зачем останрвился поговорить, толком не знал. Можно ведь было просто не узнать и пройти мимо, но что-то не дало. Может быть, то, что Уизли была чем-то вроде моста, который связывал прошлое и настоящее, и Мерлин свидетель, этот мост лежал через чертовски глубокую пропасть.
- Кажется, я должен тебе пирожное, - он опять скосил глаза на пятно на мантии. - Шоколадное. Найдешь сейчас время принять эту жертву или оставишь меня в долгу? Решайся, от себя обещаю добавить кофе.

+1

4

http://chocolatefrogs.rusff.ru/i/blank.gif   Силы были неравны. Точнее, весовые соотношения, потому что от столкновения больше пострадала сама Джинни, чем тот молодой человек, на которого она налетела. Ей повезло, что у незнакомого аврора оказалась хорошая реакция, и он успел подхватить ее под локоть, уберегая от неминуемой встречи с полом.
   - Спасибо! - девушка проследила за направлением взгляда мужчины и окончательно смутилась. Кажется, даже залилась краской, чего с ней не бывало уже давно - с первых курсов в Хоггвартсе, когда она была еще совсем юной и неловкой. - Мне так жаль, позвольте, я все поправлю, - Джинни вытащила волшебную палочку, которая почему-то оказалась за ухом. Не иначе, как поветрие, подхваченное от Полумны, у которой она и больше-то нигде не бывала. Простенькое заклинание, и вот уже от жирного шоколадного пятна на мантии не остается и следа.
   - Так-то лучше, - улыбнулась девушка. - Теперь уже Поттер. Мы знакомы? - Джинни внимательно всмотрелась в лицо стоящего перед ней мужчины. Она не могла вспомнить его имени и ни за что не назвала бы, где они пересекались. Но где-то она уже видела его, наверное, мельком. На какое-то мгновение в душе шевельнулось неприятное чувство - внимание, которое досталось после войны ее героям, в числе которых оказалась и сама волшебница, ей не нравилось. Первое время это было немного приятно, даже льстило и тешило самолюбие. Чуть-чуть. Но довольно быстро надоело, сменившись желанием иметь обычную семью, обычную жизнь и покой.
   - Кажется, припоминаю, но мы едва ли общались больше, чем кивали при встрече.
   Имя и фамилия были знакомы так же смутно, как и их обладатель. Значит, слизеринец, немного старше нее. Судя по тому, что лицо его не примелькалось, яростного участия в событиях войны он не принимал. Мгновение или чуть дольше девушка молчала, рассматривая знакомого незнакомца, потом немного растерянно улыбнулась ему. Зла она ни на кого не держала, сторониться человека только по признаку принадлежности к факультету не собиралась. Ему наверняка и без того было нелегко, потому что змеиный дом приобрел немало неприятностей после падения Лорда. Под общую гребенку причесывало даже тех, кто изо всех сил старался под нее не попасть все эти годы.
   - Кажется, это я тебе должна что-то, - рассмеялась волшебница, удивляясь, когда успела наставить на мужчине столько пятен. Одно она убрала раньше, второе же не заметила, пока он на него не покосился. - Время у меня есть, я как раз собиралась сделать небольшой перерыв и посидеть где-нибудь с кофе и вот этими коварными пирожными. Если действительно раздобудешь кофе, то буду только рада ими поделиться, - девушка пожала плечами.

+1

5

Значит, теперь Поттер? Ну ладно, допустим, это, в общем, не имело слишком большого значения, хотя и было несколько удивительно то, как спешили жениться бывшие однокурсники, не слишком заботясь о тщательном выборе пары, а часто хватая того, кто нравился и примелькался еще в школе. Наверно, все дело было в этой войне, которая как будто заставляла жить одним днем. Впрочем, наверняка судить Теодор не брался, может быть, дело было в каких-нибудь других, недоступных его пониманию силах.
- Да, должно быть, мне стоит внимательнее следить за личной жизнью однокурсников, а теперь коллег, - он усмехнулся. - Да, в самом деле, если подумать, в школе у нас не было особых поводов общаться, хотя в свое время ты была одной из тех, кто развернул мою жизнь так круто, что я еще долго приходил в себя от этой карусели. Но не будем об этом.
Уизли-Поттер казалась забавной. Быстро краснела, смущалась, как будто не выдерживала каждый день осады газетчиков и не получала сотнями письма от неравнодушных. Ну ведь точно получала, тем более с такой-то новой фамилией. И то, как моментально она очистила мантию, которую Нотт считал почти загубленной, замлуживало отдельногот восхищения, пожалуй. Так или иначе, выпить с ней чашку кофе в разгар рабочего дня было однозначно приятной альтернативой работе в этот разгарр рабочего же дня.
- Спасибо, Джинни. Прости, я могу называть тебя так? Не очень хочется кричать на каждом углу знаменитую фамилию и отбиваться от желающих взять автограф. В таком случае, предлагаю начать с атриума, оттуда нам открыты дороги в любое заведение магической или не очень магической Британии, в зависимости от того, какой кофе и в какой обстановке ты предпочитаешь. Впрочем, ты всегда можешь довериться моему вкусу, если не боишься сюрпризов.
Он жестом предложил Уизли пройти к лифту, если она, конечно, не возражала против гениального в своей простоте обеденного плана, и направился за ней. Людей в коридорах, как обычно, было столько, что создавалось впечатление, что все маги страны и некоторых соседних пришли сегодня в министерство, чтобы получить разрешение на аппарацию, подключить к сети камин, отключить от сети камин, заявить о взбесившемся гиппогрифе, разгуливающим по Лондону или просто провести время в обществе себе подобных. У лифтов тоже было довольно тесно, но, по большому счету, никому не было дела до какого-то аврора и еще одного  (а зря они не хотели знать о скрытой угрозе шоколадных пирожных), а значит, ничего, в общем, не мешало продолжить беседу.
- Ты ведь, должно быть, совсем недавно сдала выпускные экзамены, верно? Они ведь всегда заканчивались в июне, если только реформы не коснулись и школы. Чем планируешь заниматься? Тоже в аврорат? Мне даже немного странно, что не все герои войны здесь собрались, это казалось таким очевидным итогом. Хотя когда очевидное сбывалось? Мироздание не любит банальностей. Или семейная жизнь поглотила с головой?

+1

6

http://chocolatefrogs.rusff.ru/i/blank.gif  - Не говори ерунды, - отмахнулась Джинни с усмешкой. Она поправила как-то по инерции, о чем теперь почти пожалела. В свете шумихи вокруг героев войны ее свадьба с Гарри воспринималась как-то не вполне адекватно, она подняла ажиотаж. Кто-то завидовал, кто-то уверял, что ей невероятно повезло, кто-то находил третий способ влезть в их личную жизнь. Поэтому тот, кто еще не был в курсе, был весьма редок и оттого ценен.
   - Я бы многое отдала, чтобы не видеть всего этого парка аттракционов, - хмыкнула девушка, продолжая парково-развлекательные ассоциации. Эта война поломала и покорежила много жизней, так что тему ее Джинни старалась обходить далеко стороной. Раны были еще слишком свежи и не стоило их бередить ни одной из сторон.
   - Можешь, конечно, Теодор, - имя прозвучало полувопросительно. Девушка словно примерялась и спрашивала, может ли и она позволить себе обращаться к мужчине по имени. - Не говорить же мне миссис Поттер, - волшебница весело усмехнулась, наморщив нос. Миссис  ассоциировалось у нее с прочным замужеством, устроенным бытом и детишками, что им с Гарри грозило еще не скоро. Пока вся жизнь вращалась очень быстро, и места для подобных тихих радостей в ней, к счастью или сожалению, не находилось.
   - Вот уж чего  не надо - того не надо, - фыркнула Джинни. - Иначе мы рискуем и не дойти до кофе, - волшебница вздохнула. - Знаешь, после этой войны  кто-то считал нас удачливыми засранцами, кто-то искренне радовался за нас, кто-то завидовал, кто-то вместе с нами желал, чтобы ничего не было... Равнодушных почти не оказалось, но ото всего этого внимания, от того, что каждый знает тебя в лицо - устаешь, - девушка каким-то немного неловким жестом убрала за ухо непослушную рыжую прядь волос. Зря она, наверное, все это казала - про усталость. Зря. Сейчас всем нелегко. - Знаешь, я достаточно смела, чтобы довериться твоим вкусам, но, если позволишь, выбрала бы парк, набережную Темзы или что-нибудь такое же тихое и хотя бы отдаленно связанное с природой.
    У лифтов было как всегда многолюдно. Маги сновали туда-сюда, чем-то напоминая Джинни муравейник. Кто-то входил, кто-то выходил, все двигались очень быстро, то и дело почти сталкиваясь друг с другом. Пару раз пришлось уворачиваться от чрезмерно задумавшихся магов, чтобы вновь не оставить на ком-нибудь шоколадное пятно.
   - Да, - кивнула девушка. Народу у лифтов было много, так что едва ли кто-то из толпы заинтересуется их беседой. - Нет,  в аврорат меня не тянет, - Джинни пожала плечами. - Я вижу, как много работает Гарри, и очень рада за него, но не чувствую, что хотела бы оказаться на его месте, - волшебница чуть было не сказала, что уже успела наспасаться мир на всю оставшуюся жизнь вперед, хотя ей и досталось куда меньше, чем той же Гермионе. - В школе я любила ЗОТи и у меня с ним недурно складывалось, но квиддич меня больше привлекает. Сейчас пытаюсь устроиться в Гарпиях, приживаюсь в команде. Параллельно пишу для Пророка, у меня колонка про спорт. А ты чем занимаешься? Если не ошибусь, то устроился в аврорат?

+1

7

Кто бы мог подумать, что герои многое бы отдали, чтобы не быть героями. Нотт как-то всегда был уверен, что гриффиндорцы это любят, а вот поди ж ты. Он тоже многим готов был пожертвовать. Чтобы Поттера еще на втором курсе сожрал василиск, например, хотя при бывшей Уизли такого лучше бы не говорить. Чтобы отец навсегда оставался просто отцом, и на него косо не смотрели все те, кто уже два с половиной года не мог просто взять и забыть чертову скитерову статейку, где его фамилия была названа среди имен других пожирателей смерти. Поттер тогда в очередной раз спасал мир, роль у него такая, что поделать. Спасал, ставя клеймо на целых семьях. такое, в отличие от метки лорда, не смывалось со смертью лишь одного представителя.
Впрочем, что уж теперь. Сейчас жертвуй - не жертвуй чем угодно, никто эту жертву не примет и историю не исправит. Оставалось жить тем, что есть. Вот, например, есть имя.
- Меня обычно называют по фамилии, Джинни. Коротко, ясно и напоминает о важном. Самым настойчивым любителям неформальности я предлагаю свое второе имя, оно у меня в честь деда, тоже по-своему выдающегося человека, но самое прекрасное в нем то, что необходимость каждый раз выговаривать "Кантанкерус" все же обращает людей к мысли о том, чтобы обращаться по фамилии. Но для тебя я, кажется, готов сделать исключение и быть Теодором.
А еще он готов был понять ее, потому что узнавание в лицо - это почти то же самое, что узнавание по фамилии. Правда, благодарности, наверно, выслушивать приятнее, чем проклятия в спину, и все же...
- Не поверю, что ты ни разу не поддалась соблазну глотнуть оборотного зелья, направляясь на очередное мероприятие, где все и каждый должны были бы подойти и пожать тебе руку, - Нотт засмеялся, но конечно не вслух, одними глазами. - Ну, признавайся, сама варишь или помогает кто?
С лифтом им повезло. В некотором смысле, конечно, потому что он был почти пуст неспроста: вместе с ними вниз ехал какой-то невыразимец, в руках у которого был ящик, смердящий так, что можно было подумать, он вез на исследования целую кладку протухших драконьих яиц. Даже на его лицо, которое по инструкции и в соответствии с должностью должно было быть невыразительным, лучилось страдванием, но Нотт подтолкнул Уизли в кабину и шагнул сам, предварительно задержав дыхание. Неудивительно, что поговорить в лифте толком не удалось, и ответить он смог лишь тогда, когда прохладный женский голос объявил прибытие в Атриум.
- Как пожелает мадам.
Нотт взял ее за руку и сразу же аппарировал.
Это был не парк, определенно берег, хотя и не Темзы. Волны залива разбивались об отвесные скалы Девона, вытачивая причудливую форму побережья и оставляя для прогулок прекрасные живописные пляжи. На этом не бывало магглов и, что немаловажно, особняк отсюда тоже был незаметен.
- Подойдет? Правда, здесь нет кофе, - Нотт задумчиво потер висок. - Но это поправимо.
Он щелкнул пальцами и сделал заказ. Через полминуты столик с кофе и всем необходимым был сервирован настолько близко к воде, насколько это было возможно, чтобы оставаться в тени скалы.Теодор немного отодвинул стул, приглашая присаживаться.
- Слышал что-то про идеи Грейнджер насчет эльфов, но надеюсь, ты их не разделяешь, иначе приделся пригласить Рори сюда, чтобы он лично сообщил тебе, что покончит с собой в ту же минуту, как будет одарен одеждой. Или что-то такое, он всегда придумывает что-нибудь новое и душещипательное. Да, точно, квиддич, ты играла еще в школе, помню. Как планируешь совместить спортивную карьеру и нелюбовь к популярности? Ты ведь ловец? Вот уж кто всегда в центре внимания.
Нотт разлил кофе по чашкам. Это дало возможность сделать небольшую паузу и в очередной раз собраться с мыслями, чтобы ответить на вопрос, который слышал регулярно, но все никак не мог придумать стандартной для любого вопрошающего отговоркти, чего-нибудь, что устроило бы всех.
- Верно, в аврорат. Удивляет? В общем, все удивляются. Знала бы ты, сколько я намлушался предплоложений о собственных мотивах от самых разных людей. Увы, до сих пор никто не угадал настоящие.

+1

8

- Кантанкерус, - почти по слогам повторила Джинни и открыто улыбнулась. - А знаешь, звучит красиво, хотя я не представляю себе человека с таким именем. Оно ведь слишком... - девушка нахмурилась. - Его нельзя трепать, произнося слишком часто. Это как постоянно называть меня Джиневрой - мне это не нравится, мне кажется, что вся красота этого имени, окутанного старинной легендой, куда-то исчезает от многократного повторения, - улыбка стала смущенной. Бывшей Уизли только сейчас пришло в голову, что она пространно философствует о каких-то совсем уже лирических вещах, что, наверное, не слишком хорошо смотрится со стороны. - Спасибо, - весело улыбнулась девушка. Отнесусь к этому исключению ответственно и не буду злоупотреблять, хотя имя у тебя действительно красивое.
   Джинни задумалась. Действительно задумалась над словами Теодора. Оборотное зелье она никогда не пила с такой целью, да и даже соблазна не возникало. Она могла бы еще сделать это рди какой-то более высокой цели, но из простого нежелания с кем-то встречаться или возникающего иногда порыва удрать ото всех и вся... Пожалуй, что оно того не стоило.
  - Нет, ни разу, - улыбнулась девушка. - Даже в голову не приходило. что так можно сделать. Но твою идею я обдумаю, - задорно закончила Джинни.
   В лифте они не разговаривали: не потому, что не хотели, а, скорее, по техническим причинам. Приходилось беречь дыхание, потому что в лифте ехали Поттер, Нотт и незнакомец с ужасно смердящей корзиной. Такую вонь на своей памяти Джинни приходилось ощущать только однажды: как-то она вырвалась навестить брата в Румынии, и на встречу с сестренкой он явился непосредственно от любимых драконов. Каждый вдох что тогда, что сейчас был сродни подвигу и риску жизнью, так что из кабины лифта бывшая Уизли вылетела со скоростью снитча.
   - Мерлин, мне почти интересно, что же такое было в той корзине? - риторически вопросила небеса девушка, пытаясь надышаться чистым воздухом после того ужасающего аромата. Незнакомец, к слову, поехал дальше, но больше смельчаков, которые бы вошли в один с ним лифт не нашлось: все остались стоять на площадке, делая вид, что не заметили предупреждающего о прибытия лифта мелодичного звоночка.
   Джинни без опасений вложила ладошку в руку Нотта. Короткое мгновение аппарации, и под ногами вместо отполированного пола - песок, перемешанный с галькой. Справедливо рассудив, что ходить по нему в туфлях даже на небольшой каблучке будет неудобно, девушка без колебаний сбросила обувь и осталась босиком. О том, что это далеко не Лондон говорили и ставшая более мягкой погода, и мерный шорох набегающих на пляж волн.
   - Несомненно, - улыбнулась Джинни, оглядываясь по сторонам. Насколько она видела, окружали их песчаный пляж, море (либо очень большое озеро, что маловероятно) и скалы. Над блестящей в лучах солнца поверхностью воды неспешно парит белоснежная чайка. - Куда ты нас перенес? - полюбопытствовала девушка. Этого места она не знала, но несмотря на все слухи о Ноттах - тревожно от того, что она оказалась с одним из них в абсолютно незнакомой местности, ей не стало.
   - Мне кажется, у каждого должен быть выбор, - несколько уклончиво ответила Джинни. Она уже привыкла мягко огибать тему идей свободы домовых эльфов, чтобы и не обидеть Гермиону,и не ляпнуть лишнего. - Если Рори лучше быть при хозяине, то зачем его насильно куда-то освобождать и по сути рушить его маленький уютный мирок? - девушка пожала плечами. - Другое дело, если б ему с тобой жить было невыносимо и он сам хотел удрать, - Джинни опустилась на услужливо отодвинутый Теодором стул. - Пока я не думала над этим вопросом, - честно призналась девушка, наслаждаясь покоем и природой и вдыхая полной грудью свежий воздух. - Я охотник. В школе я была некоторое время ловцом, но все-таки это не совсем мое, - от чашечки с кофе исходил совершенно изумительный аромат, что добавляло еще одно очко в пользу Нотта в глазах бывшей Уизли. - Охотникам достается меньше внимания.
   То, что вопрос не вполне уместный, девушка, к сожалению, поняла поздновато. Тогда, когда уже было не вернуть сорвавшихся с губ слов.
   - Меня спрашивали, почему я не пошла в авроры, - хмыкнула волшебница. - Тоже, кстати, часто. И вне зависимости от ответа, кажется, мои рассуждения на тему не каждого удовлетворили, - Джинни снова пожала плечами. - Не то чтобы, я удивилась, узнав о твоей профессии - я слишком плохо знаю тебя, чтобы судить, подходит она тебе или нет... Просто мне всегда думалось, что туда должны идти горячие и благородно-рыцарские головы вроде Гарри. Аврором я не видела даже Рона, а ты и вовсе не кажешься ни горячим, ни склонным к закрыванию собой посторонних. Или я ошибаюсь?

+1

9

Ну что же, декорации были одобрены, а это уже неплохое начало.
- У меня есть связи в Отделе Тайн, хочешь, перетрясу их и выясню, что особо ароматное поступало им в последнее время для исследований? Это Девон, почти на границе с Корнуолом. Место маггам неизвестно, поэтому можно не беспокоиться о внешнем виде.
Рассуждения о выборе было хорошим. Как раз в стилистике прекрасного нового мира, за который, вроде бы, и боролись. Жаль, что в реальности так не получалось. В реальности выбор был иллюзией, выгодной политикам, питательной для избирателей и вкусной для поэтов, но всего лишь иллюзией. Выбора у британских магов традиционно не было, начиная с первого сентября, выпадающего на одиннадцать лет. Их не учили выбирать, потому что знали, что и в жизни этот навык не пригодится. И правильно. Настоящая свобода - слишком опасная сила. А свобода, о которой рассказывали им теперь со страниц газет, это так, сказочки барда Биддля.
- Видишь, не зря ты со мной сегодня столкнулась, столько поводов подумать: карьера, оборотное зелье. Кстати, если надумаешь использвать его, советую не сообщать мужу: это зелье все еще считается запрещенным.
Нотт подмигнул ей: Джинни была одной из немногих, кто не попался на эту уловку. Может быть, слишком хитрой, ну или наоборот, слишком прямой. Последнюю версию подтверждали и ее следующие слова, после которых Нотт от души рассмеялся.
- Джинни, ты только что назвала меня неблагородным эгоистом. Это не очень вежливо, правда?
Невежливо,зато забавно. Кто мог позволить себе сейчас говорить то, что думает на самом деле? Миром правила политкорректность, и только героям закон был не писан. Героям и красивым девушкам, но для последних это правило работало веками и, наверно, пребудет вовеки. Отсмеявшись, Теодор отпил кофе из своей чашки.
- Хотя ты, может, и права. До сих пор мне, кажется, не случалось кого-то закрывать собой, я всегда считал магию лучшим щитом, чем собственную спину.
Он же не гриффиндорец, в конце концов. Слизеринец в аврорате. Зато может рассчитывать на статистику, а она уверенно заявляла, что шансов дожить до счастливой старости у представителей его факультета намного больше. Впрочем, Нотт вовсе не был уверен, что действительно хочет доживать.
- Видимо, этого недостаточно, чтобы стать героем, но, надеюсь, вполне хватит, чтобы быть не самым плохим аврором. Скажи, Джинни, а тебе не страшно? Я имею в виду, строить семью вместе с человеком, который может вот так горячо и благородно ценой своей жизни спасти кого-нибудь? Извини, если этот вопрос слишком личный. Но он всегда беспокоил меня, хоть и немного в другой интерпретации. Ну, ты, наверно, понимаешь, о чем я. Что насчет пирожных?

+1

10

http://chocolatefrogs.rusff.ru/i/blank.gif   - Конечно, нехорошо просить тебя пользоваться служебным положением и связями, но очень уж любопытно, - весело рассмеялась Джинни. – Знаешь, меня иногда удивляет, что остались еще места, неизвестные магглам без магии. Они такие странные: живут в тесных домах, в суетливых городах и стремятся выбраться, как только появляется время, туда, где никого нет. Или здесь стоит какая-то защита от нечаянных визитеров?
   О внешнем виде девушка, как раз, почти и не беспокоилась. Одета она была в простое платье, так что почти не отличалась от сновавших по улицам Лондона магглов. Но почему-то все равно после слов Теодора вздохнулось свободнее. Можно было не следить за собой, чтобы по инерции не применить магию.
  - Ты прямо специалист по душам волшебниц, - фыркнула от смеха Джинни. – Ищешь в них то, о чем они никогда не задумывались, заставляешь размышлять и лишаешь покоя. Вдруг я теперь спать не буду от вороха мыслей в голове? Тебе будет хоть немного стыдно? – в глазах девушки плясали веселые искорки смеха, хотя внешне она старалась оставаться совершенно серьезной. – О, он как-нибудь это переживет.
   Об опыте с оборотным зельем на младших курсах Хоггвартса Джинни знала. Она уже не помнила, проболтался ли Рон, Гарри или сказала Гермиона, но кто-то из них точно не удержался. Наверное, опыт Гермионы с тех пор и стал самым лучшим средством предостережения от использования этого зелья – ходить по ошибке кошкой или собачкой абсолютно не хотелось.
   - Вовсе нет! – горячо возразила Джинни. – Неблагородный эгоист – кто думает только о себе, вплоть до грязной мелочности. А ты просто кажешься мне тем, кто в первую очередь подумает о магическом щите, чем о броске грудью на баррикады, - девушка пожала плечами. Теодор не обиделся, ее заявление его даже рассмешило, так что можно было не волноваться за свою невежливость. Джинни отпила глоток кофе из своей чашечки. – И это благоразумно, - рассудительно сказала девушка. – Здоровый эгоизм человека, который помогает ему сохранить себя в живости и относительном здравии. Разве в этом есть что-то плохое? Мне кажется, что перед тем, как закрывать кого-то собой, нужно все-таки рассмотреть и другие варианты, хотя это и звучит не совсем по-гриффиндорски.
   По-гриффиндорски было броситься вперед – горячо, пламенно, выложившись до предела. Да, такой подход был близок Джинни, но не тогда, когда этого можно было бы избежать куда меньшими потерями. Война заставила девушку переоценить многое – страх потери заставил начать думать о других. Не только ценить близких, но и свою жизнь, потому что видеть тех, кто потерял самое дорогое – члена семьи или друга – почти физически больно. Никому, даже врагу, гриффиндорка этого бы не пожелала. Лучше умереть самой.
   - Не знаю, - тихо сказала Джинни. Вопрос Теодора поставил ее в тупик. Нельзя сказать, что об этом она не задумывалась, но как-то… Невозможно было представить, что однажды непростительное попадет Гарри в лоб, а не мелькнет в пальце от уха. – Знаешь, я никогда не задумывалась о том, что будет, если однажды ему не повезет, - тяжело вздохнула девушка после долгого молчания. – Кажется, я привыкла к тому, что Гарри – это Гарри, он всегда успевал уклониться. И мне было проще уверить себя в том, что так будет всегда, затолкать свои страхи вглубь, чем что-то решать и анализировать, - Джинни тряхнула головой, словно пыталась отогнать от себя все эти сумрачные мысли, как навязчивых мух. – А о какой интерпретации думал ты? Если это тоже не слишком личное.
   Не зря иногда говорят, что настроение у женщин меняет по дуновению ветерка, как погода весной. Стоило Нотту вспомнить о пирожных, как гриффиндорка задорно улыбнулась, вспоминая, что пакет с круассанами уже практически успела поставить себе на колени.
   - Ты вовремя о них вспомнил, иначе пришлось бы чистить мою мантию, - девушка поставила украшенный жирным пятном пакет на стол между собой и собеседником. – Угощайся. Они, конечно, уже не такие теплые и свежие, но должны остаться по-прежнему вкусными.

+1

11

Нехорошо пользоваться служебным положением, факт. Наверно, скрывать точное место, куда они перенеслись, тоже нехорошо. Решив, что уже начав поступать нехорошо, останавливаться нет смысла, Теодор только неопределенно пожал плечами в ответ на вопрос о защитных чарах, наложенных на местность. Сообщить, что они есть, значило бы потом подробно объяснять, почему. А это была отнюдь не самая интересная тема для разговора, другие были куда более занимательными. Впрочем, совсем обойти тему значило бы вызвать подозрения, и Нотт смягчил удар.
- Это даже забавно. Мне всегда казалось, что при беседе любых двух представителей Уизли и Ноттов роли должны распределяться совершенно противоположным образом, но пожалуй, стоит пойти против системы и спросить: а может, это мы странные, Джинни? Прячемся друг от друга в своих домах, раскиданных по всей стране. Сколько нас? Несколько тысяч, но мы продолжаем работать над сокращением численности, устраивая одну за другой две войны, привнося эту войну даже в школу, которая всегда считалась самым безопасным местом.
Он глотнул кофе из своей чашки. Разговор опять сворачивал куда-то не туда, на слишком сложные темы, на темы, никому не нужные сейчас, когда наконец наступил мир. Лучше просто сказать какую-нибудь глупость, потом извиниться за нее, в любом случае, отвлечься от того, о чем, на самом деле, никто не хотел не то чтобы говорить, но даже думать.
- Нет, не будет. Я буду гордиться тем, что благодаря мне еще одна красивая девушка не спала всю ночь.
Что же, эта часть плана была выполнена успешно. Правда, результат был не очень, но, надо признаться, он был виноват сам, когда начал задавать вопросы. Другое дело, что не задавать вопросы Нотт просто не умел, и это неумение, которое проявляло себя еще в школе, за год в аврорате значительно развилось и усугубилось. Джинни же явно смотрела на мир проще, и ей стоило бы сохранять это умение так долго, как только она сможет.
- Хорошо. И не задумывайся. В конце концов, это вряд ли сможет что-то изменить, кроме того, что вгонит тебя в меланхолию. А меланхолия - это совсем не то, на что стоит тратить жизнь.
Наверно, стоило ожидать этого вопроса, про интерпретации. И подготовить какой-нибудь пустой ответ, который переводил бы все в шутку. Но самые очевидные угрозы рассматриваешь в самый последний момент, а чаще всего именно тогда, когда уже сталкиваешься с ними нос к носу, и сейчас Нотт оказался абсолютно не готов. Он помолчал, уставившись в свою чашку и перемешивая кофе, в котором, конечно, нечего было перемешивать. Напряженно улыбнулся, когда Уизли выставила на стол пирожные, и взял одно. Он мог не говорить, наверно. Мог просто промолчать. Но Джинни ответила на вопрос, который был, наверно, не менее сложным и болезненным для нее, и это было, пожалуй, довольно честной платой за её откровенность, поэтому он все же заговорил.
- Помнишь девяносто пятый? Статью Скитер в Придире? Не знаю, как кому, мне в пятнадцать было плевать на идеологию. Возвращение Лорда было чем-то... Чем-то, что может немного расшевелить нас всех. Прости, наверно, это совсем не то, что ты собиралась услышать.
И не то, что должен было говорить аврор, даже если он недоаврор. Времена все еще беспокойные, и министерство искоса смотрит на всех и каждого, подозревая недобитых врагов в своих верноподданных. Но здесь было не министерство, здесь был пляж, и защитные заклинания, и человек, готовый слушать, а это, как известно, самое опасное, что только можно придумать. Нотт откусил от круассана.
- До той статьи, моей фамилии в ней, это казалось очередной игрой. А потом я вдруг понял, что в одну не прекрасную ночь мой отец просто не вернется из этого их рейда. И еще - что тогда на его место настойчиво пригласят меня. Можешь себе представить мои чувства в тот день, когда вы все победоносно вернулись из Отдела Тайн? Иногда мне кажется, что на консультации я сказал Снейпу, что хочу в аврорат только для того, чтобы поставить на себе какое-то клеймо, которое не позволит мне получить другое, - он похлопал ладонью по левому предплечью. - А потом просто привык к этой мысли.

+1

12

http://chocolatefrogs.rusff.ru/i/blank.gif   - Мне кажется, что мы странные друг для друга и вообще странные, - пожала плечами Джинни. – Магглы ведь тоже воюют, как и мы. Хотя, конечно, их гораздо больше, так что это не так катастрофично. Почему ты думаешь, что мы прячемся? – девушка нахмурилась. – Мне всегда казалось, что правильнее было бы жить в своих городах или деревеньках – так было бы проще укрыть их защитными чарами, чтобы никто лишний не беспокоил нас, - девушка снова пожала плечами. Со словами Теодора про войну она была полностью согласна. Она забрала столько жизней, столько лучших и способнейших, что по коже бежали толпы мурашек, если попытаться представить себе их всех, собравшимися в одном месте. Это были полынная горечь и боль, пропитавшие души не одного поколения волшебников. И взаимное недоверие и искры конфликтов, изживать которые придется еще годы.
   Джинни весело фыркнула от смеха, усилием воли отгоняя от себя призрак отгремевшей, как она надеялась войны, пытавшийся снова раскинуть свои крыла. Теодору удалось отодвинуть его, сказав какую-то забавную ерунду.
   - И не стыдно тебе? – с притворным возмущением поинтересовалась девушка. – Бедняги не спят, мучаются, ворочаются всю ночь, когда ты сладко спишь! – Джинни укоризненно поцокала языком и качнула головой. – А может, у тебя даже есть тайный список всех тех несчастных, которых ты лишил сна? – карие глаза искрились от веселья, а сдерживать смех с каждой минутой становилось все труднее.
    - Мне трудно не только унывать, но и даже просто сидеть на месте. Все время хочется двигаться, что-то делать, быть полезной, хочется новых впечатлений и эмоций, - Джинни улыбнулась. – Разве может предаваться меланхолии тот, кто мечтает увидеть весь мир? А ты? Ты был в других странах? Мне приходилось только видеть Египет, куда мы путешествовали всей семьей.
   Иногда Джинни казалось, что на все, что она планировала и хотела, не хватит и двух жизней, что и говорить об одной? Разговор как-то плавно растекался, как пролитая на стол вода, становясь все шире и объемнее по тематике. Вопросы цеплялись один за другой, как вагоны поезда, и выводили в совершенно неожиданную сторону. Все как-то исподволь сходилось к темам довольно личным, что было несколько странно для разговора гриффиндорки и слизеринца.
   В воздухе ощутимо повисло напряжение. Джинни уже понимала, что зря задала свой вопрос, но слово - не воробей, и когда оно же вылетело - не поймаешь и не прихлопнешь. Приходится маскировать неловкость под заминку с круассанами, но рука предательски вздрагивает, и злокозненное хлебобулочное чуть снова не оказывается на чьей-нибудь мантии - Нотта или собственной, смотря кому больше "повезет".
  - Помню, - вздохнула Джинни. Проклятая статья, всколыхнувшая магический мир, упорно закрывавший глаза на все приметы близкого возвращения Лорда. Отголоски первой войны, страх перед новыми темными временами - почему-то все это вызвало в обществе не осторожность, а желание нацепить розовые очки и упрямо не замечать дурных вестников новой смуты даже тогда, когда их суют тебе под нос. - Ты был всего лишь подростком, наверное, видел в этом какую-то свою особенную романтику, - девушка пожала плечами. - Мне в свое время тоже казалось, что то, во что влипали Гарри, Рон и Гермиона - приключения, яркие впечатления, эмоции и настоящая жизнь. Пока сама не впаялась в это по самые уши - не поняла, что это боль, это трудности, это жгучая тревога за близких и постоянная необходимость выбирать, с кем ты. Знаешь, мне иногда до сих пор снятся кошмары. Я как наяву вижу сцены из прошлого, вот только концовка у них иная... - Джинни вздохнула, поежившись, как от налетевшего ветра, и отвернулась в сторону мерно шелестящего моря, делая вид, что просто смотрит на набегающие на песок волны, пьет мелкими глоточками кофе и откусывает от мягкого бока кусочек круассана с ванильным кремом. Как-то неожиданно вывалилось все наружу, как метлы и куча разномастного хлама, если открыть кладовку, забыв придержать плечом все то, что годами туда утрамбовывал.
  - У тебя даже не было бы выбора? - риторически спросила Джинни, хотя ответ и без того был ей известен. Можно было быть либо с лордом, либо против него. А отвергнуть настойчивое приглашение присоединиться означало подписать себе мучительный смертный приговор. - А ты не думал, что рисковал, говоря так? - Джинни еще раз отпила кофе из своей чашки и откусила от круассана. - Привык? Разве так можно?

0

13

Странно считать маггловские войны менее катастрофичными лишь потому что магглов на свете больше. То есть Нотт как раз всегда думал наоборот: больше людей вовлечено, больше разрушительная и уничтожающая все на своем пути сила. Больше смертей. Уизли смотреола на это с другой стороны, в некотором роде, с более практичной, конечно: больше людей умрет, но ведь и останется тоже больше. Спорить он не стал, хотя так и подмывало спросить, не для этого ли в их семье было семеро детей, на случай, если кто-то умрет, чтобы не так сильно горевалось. Но это было бы откровенной грубостью, а обижать Джинни - это как отнимать у ребенка конфетку: просто, но радости никакой. Вместо этого он спросил совсем о другом.
- Ты хочешь чтобы тебя не беспокоили? Знаешь... ты же наверняка была в маггловском мире, может, навещала родственников Поттера или просто любопытствовала? Ты видела, насколько они далеки от нас, верно? Но дело в том, что они ушли вперед, это мы остались на месте и топчемся здесть, потому что не желаем, чтобы нас беспокоили. Как думаешь, что будет, если мы все-таки побеспокоимся и откроем им свое существование? Думаешь, есть шанс, что насс все-таки соберут на главной площади и сожгут? Этим ведь нас вечно пугают.
Насчет девушек это, конечно, было туше. Обычно лишение сна подразумевалось, как бы так сказать, лишением обоюдным. Но, видимо, Джинни обладала невероятным иценным качеством на все смотреть с другой, нестандартной стороны. Даже немного жаль, что уже Поттер.Теодор засмеялся.
- Тайный список ведь на то и тайный, чтобы оставаться в тайне. Авроры тоже имеют право на небольшие секреты, не все же остаются невыразимцам.
Как можно совмещать меланхолию и интерес к жизни. Пожалуй, с трудом. Однако, возможно. Нет, скорее, не совмещать, а как на качелях взлетать то к одному полюсу, то к другому. Это Нотт знал по собственному опыту, но по возможности предпочитал оставаться на том полюсе, где было весело и краски ярче, даже если для этого приходилось играть роль даде перед самим собой. Но оно того стоило, даже несмотря на тр, что некоторые считали его интерес к жизни слегка нездоровым.
- Был. Отец возил меня по Европе, а вот дед всегда отчего-то бредил Америкой. Мне казалось, я знал, почему, но это звучало так нелепо, что я никому и сказать не мог. Детские бредни...
Хотя нет, он и сейчас был уверен, что это не бредни, что он понимал деда лучше, чем кто угодно другой. Сейчас бы он спросил. Но сейчас спрашивать было уже некого. Даже портрет не нарисовали.
- Нет. Романтики в политике я не видел никогда. Поэтому и в инквизиторском отряде не состоял, хотя Амбридж всегда казалась мне забавной. Но если случайно вступить во что-нибудь политическое, подошвы еще долго пахнуть будут. Малфой тому отличный пример. Наследник древнейшего и богатейшего рода, где он теперь?
Малфои, конечно, сами виноваты. Хотя все всегда виноваты сами, но эти совершали глупость за глупостью. Им просто повезло, что они не оказались там же, где Блэки, Лестрейнджи, Розье и еще многие, многие фамилии, которые всего семьдесят лет назад дед аккуратно заносил в свой список. Можно было бы опять посмеяться. Но было не смешно.
И Уизли, похоже, тоже не веселилась, хотя и считала потерями только потери со своей стороны. Но и их было предостаточно, чтобы сожаления о них хватило на всех. Сны... может, они были просто данью памяти тем, о ком она старалась не вспоминать. Тем, кто тоже не хотел умирать, и тоже во что-то верил, пусть совсем не в то, во что верили победители.
- И что же ты видишь во сне? Хорошо, наверно, когда можно проснуться и осознать, что ничего не было.
Не всем было дано даже это. Как там сейчас, в Азкабане? Сколько из тех, кто там сидит, были бы рады не просыпаться даже от самого худшего кошмара?
Про выбор было забавно, и Нотт усмехнулся. Ну почему же, Пожиратели смерти всем давали выбор. Точнее, не могли отнять. Другое дело, что выбор был так себе. Он пожал плечами. Думает ли шестнадцатилетний потомок рода, где каждый третий -чокнутый? Ну конечно, он думал, что рискует. Иначе было бы скучно. Но бывают времена, когда риск есть уже в том, что ты просыпаешься утром, и в такие ли времена бояться, что определенность наступит немного раньше?
Даже интересно, почему они тогда за мной не пришли. Могли бы с поезда снять, как других. Но нет, и в некоторой мере, я даже жалею. Как думаешь, испугались?
Да, риск не оправдался. Кто знает, почему, может быть, потому что Снейп был совсем не так плох, как пытался казаться? Нотт не стал говорить этого вслух. Зачем заставлять гриффиндорца признавать свои ошибки? Это жестоко.
- Ни в коем случае нельзя. Одно это уже повод, чтобы сделать это.

0


Вы здесь » Chocolate Frogs » 1999 г. » Случайная встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC