Chocolate Frogs

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chocolate Frogs » 1991 - 1995 гг. » If you've got enough nerve


If you've got enough nerve

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/16/1f/1e/161f1e46b266d03c12284ff556b6db47.jpg
Название истории:
If you've got enough nerve
Герои:
Ginevra еще Weasley, Fred & George
Дата и место:
1994 год, Хогвартс в подростковом ажиотаже ожидания Рождественского Бала. Хаос, паника, беспорядки, записочки.
Предисловие:
После инцидента с днявочкой артефактом Тома Риддла близнецы взяли на себя тяжелую, но благородную ношу чтения и фильтрации всей переписки своей единственной сестры.
Но однажды приходит день решительного сражения.

+2

2

Никто и ни разу не упрекнул Джинни в том, что она наделала глупостей, которые могли очень дорого стоить ее семье, ее друзьям и даже всей школе. Наверное, потому что даже не каждый взрослый мог бы подумать, какую опасность может таить обычная чуть потрепанная тетрадка в кожаном переплете. Девочка не помнила, как этот дневник оказался у нее. Он просто лежал между страниц одного из учебников. Из любопытства она открыла его и сделала первую запись. Имя «Том Марволо Реддл» ни о чем не говорило ей, никто не ёкнуло тревожно внутри, потому что был только «Тот-Чье-Имя-Нельзя-Называть» и произносимое крайне редко и опасливым шепотом – «Лорд Воландеморт».
Первые недели в новой обстановке оказались неожиданно тяжелыми – Джинни скучала по дому и не могла так быстро привыкнуть к школьным порядкам, хотя и знала их уже наизусть благодаря рассказам старших братьев. Плохо еще, что с девочками-сокурсницами они не совсем сошлись характерами и увлечениями, так что чувствовала она себя немного одиноко. Поэтому-то ее внимание и привлекли аккуратно выведенные на листе дневника строчки, появлявшиеся словно в ответ на то, что она писала. Сначала ей было интересно – она никогда еще не встречала заклинаний, которые бы позволяли создать такого собеседника. Джинни экспериментировала, втайне надеясь, что в какой-то момент произойдет сбой и дневник ответит невпопад.
Сбоя не произошло, а младшая Уизли и сама не заметила, как начала вываливать на бумагу все, что ее волновало: бестолковые старшие братья, Гарри, с которым ей хотелось дружить, но страшно было подойти, и еще куча чепухи. И почему-то на душе становилось легче, Джинни так и не поняла, в какой момент записи в дневнике стали необходимостью, потребностью.
Понять, что творится в Хоггвартсе, удалось далеко не сразу. Частичка души могущественного волшебница, затерявшаяся где-то на страницах потрепанной тетради, была весьма и весьма хитра. Провалы в памяти, недомогание… Джинни слишком поздно связала появившиеся проблемы с событиями в школе и дневником. Ловушка захлопнулась, и даже то, что девочка попыталась избавиться от злополучной тетрадки, не спасло ситуацию.
Джинни не думала, что может быть что-то хуже, чем очнуться на грязном, покрытом смесью вонючей слизи, плесневелой воды и еще какой-дряни полу, обнаружив в метре от себя Гарри, подозрительно державшегося за руку. От страха тогда показалось, что она даже забыла, как дышать, не то, чтобы сдвинуться с места и отправиться за помощью.
Время показало, что она ошибалась. Хуже быть может. Хуже было то, что ее жалели, за ней стали больше присматривать, как за какой-то малолетней дурочкой, которая наворотила дел чисто из любопытства. Джинни терпела. Молчаливо делала вид, что вовсе не замечает увеличившейся опеки и прочих невзначай сделанных вещей, потому что чувствовала за собой огромную вину. Но предел есть всему, даже пробужденному ощущением собственной глупости и беспечности смирению.
У Джинни он наступил, когда уже на втором по счету письме она обнаружила едва заметные следы чьих-то пальцев. Прижатый к стене Рон оправдывался так горячо и искренне, что девочка ему поверила. Да и слишком он прям, чтобы лезть в чужую почту втихую. Оставалось двое подозреваемых, которых за крайним внешним сходством вполне можно было зачесть за одного.
- Джордж и Фред Уизли! – крикнула, слетая из спальни девочек в общую гостиную. В ее голосе отчетливо слышались нотки знаменитого фирменного осуждения от Молли Уизли, слышать которые шаловливым братьям приходилось, наверное, чаще других.  В руке она сжимала два листочка, на которых и красовались следы вмешательства в ее личную жизнь. В том, что близнецы будут там, она была почти уверена. Либо здесь, либо где-то на просторах школы творят очередной беспредел.

+3

3

Короче ситуация была какая-то дурацкая. Или идиотская. Или всё-таки дурацкая? Близнецы профессионально надували, дурили и жульничали, но кидалово - это не их профиль, до таких вещей они не опускались, потому что даже если Молли Уизли кричит, что они жулики, что чести, совести и чего-то ещё у них нет, то это не значит, что их действительно нет. Кодекс чести у них был, свой собственный, очень бережно чтимый, а вот Бэгмен поступил нехорошо. По-свински можно сказать. Настолько по-свински, что близнецы до сих пор оставались вежливыми и пытались убедиться, что это не кидалово, а какое-то досадное недоразумение, которое вот-вот разрешится. В конце концов, пари - честный спор. Они сделали ставку, что снитч поймает Крам, а выиграет всё равно Ирландия, Людо Бэгмен её принял; они поставили все свои сбережения, а ещё волшебные палочки-надувалочки, которые уважаемый человек купил за 5 галеонов каждая. В конце концов, это были действительно все их сбережения, которые они копили целый год, которые потеряли в одночасье, когда вскрылась неприятная шутка с лепреконским золотом, которым с ними расплатились. А вот это уже было нечестно.
Они регулярно писали главе департамента Магических Игр о досадной фигне, произошедшей с их ставкой, но в ответ была тишина. Фред, настроенный всегда более радикально, уже предлагал прибавить к письмам и что-нибудь несмешное, чтобы у Бэгмена проснулась совесть. Совести у министерских, видимо, в комплектации просто не подразумевалось, поэтому письма продолжали оставаться без ответа.
- Серьёзно, Джордж, сколько ещё ему писать? Может слить уже в Пророк? - рыжий покрутил перо, корча рожи пергаменту, на который совершенно не укладывались вежливые слова о том, что если человек жулик, то это плохо. - Хотя, конечно, нет. После того, что они писали на каждое безобидное высказывание Гарри, пожалуй я не хочу. Начнут ещё рассказывать, что мы голодаем и питаемся воздухом или ещё какую дрянь, придется слать им рвотные конфеты, чтобы от своих статей блевать начали. Ладно, че, ещё раз пишем? - Фред склонился над пергаментом, выводя "Уважаемый мистер Бэгмен!". Попутно он думал, что нужно сделать свою версию прыткопишущего пера. - Ммм... - он отлип от пергамента, прищуриваясь и не оборачиваясь выразительно вскинул брови - белужий рёв сестрёнки мог означать, что она чем-то расстроена. Учитывая её темперамент, скоро станет ясно, чем и зачем она расстроена. - Напомни, лишние приглашения на бал мы сожгли, да?
К отбраковке поклонников сестры они подходили очень серьёзно - отбраковывали вообще всех.

+2

4

Всё верно, так и было. Джордж никак не мог до конца поверить не в то, что их надули, и даже не в то, что их, школьников, надул взрослый человек, официальное лицо с прописанными законом обязательствами. Нет, у них не было иллюзий насчет справедливости взрослого бюрократического мира. Но Джордж по-прежнему не представлял уровень глупости и отсутствия инстинкта самосохранения, которым должен был обладать Людо Бэгмен, чтобы своим примером фактически давать им зеленый свет на такую игру.
Пока оставались шансы, что этот неоднократно ударенный бладжерами в голову человек расплатился с ними лепреконским золотом по ошибке, лучше было не выносить вердикт.
- Пиши, - кивнул он. - В любом случае, он должен появиться здесь, чтобы освещать Турнир. Если это радиомолчание продолжится, проясним все окончательно при личной встрече... И потом уничтожим его.
Джордж был более терпеливым близнецом. Но не более добрым.
За этими жизненными неурядицами их и застал вопль Джинни. Подобный же тон в исполнении их матери означал только одно слово: понесла-ась.

В некотором роде они чувствовали ответственность за то, что случилось с сестренкой на ее первом курсе. Ладно, вся их семья была потрясающе, вопиюще беспомощна и не ловила мышей, но они-то куда смотрели? Они ведь постоянно видели, как она пишет в этой книжке - но были слишком заняты, чтобы снисходить до бредней одиннадцатилетней. У них что, было так много единственных младших сестер, чтобы ими разбрасываться?
Но они выучили урок. И вместо того, чтобы выносить Джинни мозг жалостью и гиперопекой, с тех пор проявляли свою заботу способом, который удавался им лучше всего: незаконным, вероломным и безаппеляционным.
Сначала это были просто нормы информационной безопасности - они просматривали ее переписку с деликатностью ниндзя, не оставляя следов. Но этот год оказался богат на события - Турнир, дружественные иностранцы, святочный ажиотаж. И вот, в один прекрасный день близнецы обнаружили, что к их тринадцатилетней сестре, которую они еще буквально недавно подкидывали в пеленках к потолку, подбивают клинья какие-то личности на несколько лет старше.
Это возмутило их до глубины души. Что за педофилия, тролли побери? Кто-то совсем обкурился в кабинете Прорицаний, или, может быть, за месяцы без квиддича забыл, насколько хорошо Фред и Джордж Уизли владеют битами?
Короче говоря, еще одна недопустимая ситуация. И разумеется, они сожгли все лишние записки, со стороны братишки это был риторический вопрос.
- Не стану отрицать, - хладнокровно отозвался Джордж, с непроницаемой невинностью глядя на лист, которым сестра потрясала как бряцающим оружием, - что как-то так нас и зовут. А в чем, собственно, дело, Джиневра Уизли, что ты повышаешь голос на своих единоутробных старших братьев? Только не говори, что мы не предупреждали тебя насчет тех помадок.
Подметки у них, судя по всему, уже горели, но сдаваться так просто они не собирались.

+2

5

Джинни прищурилась, глядя на братьев. Опасно так прищурилась, как делала всегда, когда выходки драгоценных братьев уже вставали поперек горла и терпеть их не оставалось никаких сил. Это она тоже скопировала у матери, хотя строить многочисленное рыжее потомство одним движением брови Молли Уизли умела намного успешнее. Здесь мог бы помочь разве что опыт, который девочка сейчас и приобретала в бою за независимость с чрезмерно заботливыми старшими братьями.
   Возможно, Джинни и не ожидала, что Фред и Джордж с ходу признаются в своих прегрешениях, раскаются и клятвенно пообещают больше не вмешиваться в жизнь своей младшей сестры даже из самых благих побуждений, но сейчас явно переигрывали. Невинные лица близнецов всегда означали только одно - они что-то натворили и сейчас лихорадочно придумывают, как отпереться и минимизировать последствия очередной своей дурацкой выходки. Но девушка не собиралась давать им такой возможности, ибо еще раз припереть их к стенке будет еще сложнее - после провала братья станут в разы осторожнее.
   - А не подскажите ли мне, господа Фред и Джордж Уизли, - Джинни, уперев кулачки в бока, промаршировала по пушистому ковру мимо братьев со святой невинностью смотрящих на нее и лист, который она совала им под носы в качестве доказательства их преступлений. - С каких это пор мои старшие братья вмешиваются в мою личную жизнь? - девушка остановилась и еще раз сурово (по крайней мере, она на это надеялась) взглянула на обалдуев. Сказать, что младшая Уизли была сейчас рассержена - не сказать ничего. Она была разъярена. - Или Вы скажете мне сейчас, что это следы не ваших липких пальчиков красуются на моем письме? - девушка еще раз поочередно ткнула компрометирующий лист бумаги близнецам под носы. - Только не сваливайте все на Рональда, с ним я уже поговорила и вполне верю, что он ничего не знал об этой сестроспасительной операции. Он был весьма убедителен, в отличие от вас двоих, - то, что Джордж и Фред еще даже не успели ничего начать говорить, Джинни не слишком волновало. Особенно в счете того, что в голове неожиданно щелкнули и закрутились какие-то болтики-винтики-шестеренки, после чего два обиженных парня, которым девушка, по их словам, не ответила на какие-то письма-приглашения, сложились в одну картинку. И надо сказать, довольно безрадостную. – Вы ведь не в курсе того, куда деваются мои приглашения? – снова прищурившись, поинтересовалась Джинни. – У меня уже двое молодых людей, которым я не ответила. А я даже не получала от них записок.

+1


Вы здесь » Chocolate Frogs » 1991 - 1995 гг. » If you've got enough nerve


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC